четверг, 18 августа 2011 г.

Девушка без лица

Этой статьей я открываю архив своей журналистской работы. Несмотря на то, что я - профессиональный журналист, забросивший свою деятельность, в моих работах есть те, которые нравятся мне самой по сюжету и манере написания. Учитывая, что исходники этих статей в бумажном виде давно канули в лету, я бы хотела сохранить их на просторах Интернета.

Замечу, что статья "Девушка без лица" оказалась самой "горячей", из-за нее на меня подал в суд человек, который описан как виновник трагедии. Суд был выигран благодаря профессионализму юриста, который представлял мои интересы и на тот момент был еще молодым, но многообещающим специалистом.

Итак, вот эта статья.

Девушка без лица

Взглянув на гладкую, зеркальную поверхность медицинского прибора, Галя увидела в нем свое лицо и обомлела. В голове зашумело, перед глазами все расплылось - девушка упала в обморок.


У семнадцатилетней Галины Морозовой не было отбоя от поклонников. Красивая заводная девчонка с озорными искорками в глазах нравилась многим. Но тогда о спутнике она не задумывалась, перед ней стояли другие задачи - девушка только что окончила школу и поступила на юридическое отделение колледжа. Но однажды знакомый пригласил Галю на вечер памяти - несколько лет назад его младший брат погиб в автокатастрофе, и парень дал себе слово каждый год собирать в этот день друзей.

В бар, который сняли специально для вечера, пришло много молодежи. Сестра Гали все происходящее записывала на камеру. Там-то Галя и заметила высокого широкоплечего Алексея Соколова, который казался душой компании. Молодой человек тоже не обошел вниманием симпатичную девушку. Через несколько дней друзья пришли в гости к Морозовым посмотреть видеокассету с записью вечера. Среди них, конечно, был Алексей. Так молодые люди стали друзьями. Потом девушка привыкла к тому, что Алексей в их доме частый гость. И они стали проводить много времени вдвоем.

Семнадцатилетней гайчанке льстило, что ее друга знают многие в городе. Алексей, чувствуя, что в девушке просыпается симпатия, стал сопровождать ее на дискотеки, в бары, тратить много денег. Алексей забрасывал свою любимую плюшевыми игрушками, цветами и золотыми украшениями.

- Он был таким внимательным, ласковым. Единственное, что мне не нравилось - Леша мог сесть за руль после изрядного количества спиртного, - рассказывает Галя.

Правда, нетрезвого водителя ни разу не оштрафовали. Алексей сам работал в ГАИ, и ему всегда удавалось замять нарушение. В остальном парень выглядел идеальным - никогда не отказывал в помощи, если у Гали возникали какие-то проблемы.

В июне 2001 года Галя сказала молодому человеку, что беременна.

- Я очень люблю тебя! Я хочу этого ребенка и свадьбу, - уверенно произнес Алексей и сообщил обо всем своим родителям.

Но Галя почему-то колебалась. И если ребенка она решила оставить без колебаний, то замужество не входило в ее планы. И все-таки девушка согласилась, две семьи начали готовиться к свадьбе.

- Однажды вечером Леша не приехал, а на следующий день на сиденье его машины я увидела коричневые волосы.

Для белокурой девушки такая находка стала неожиданностью, и она спросила, откуда это.

- Да мы вчера катались с ребятами и увидели девушек, идущих по темной улице, - усмехаясь, стал рассказывать жених. - Затащили их в машину и увезли за город. Там припугнули, чтоб ночью не шлялись.

Внутри у Гали все похолодело. Только теперь она поняла, что совсем не знает человека, с которым собирается связать свою судьбу. Но страх перед тем, что ее ребенок вырастет без отца, оказался сильнее.

Свадьбу сыграли в августе, и молодые сняли квартиру. Жизнь семьи Соколовых забурлила: они ходили в гости и принимали друзей у себя, не забывая при этом "выходы в свет". Организацию развлечений Алексей поставил на широкую ногу.

Но вот хозяин из него получался никудышный. Он не хотел помогать супруге, не утруждал себя даже выносом мусора. Галина смирилась, понимала, что идеального мужа не бывает. А тут еще свекровь зашла к молодым и как бы невзначай посоветовала Гале сделать аборт. Рано вам, мол, еще детей заводить. Девушку слова взрослой женщины возмутили. Она наотрез отказалась жертвовать своим ребенком ради мнимой незрелости.

Прошло два месяца. Галя и Алексей собрались в гости к своим знакомым, которые готовились к свадьбе. Соколовы положили в машину маскарадные костюмы, оставшиеся после их торжества, захватили по дороге маму и сестру Галины. Когда все сели за стол, начали весело обсуждать предстоящее мероприятие. В девять часов вечера у Алексея за-звонил телефон - коллега попросил срочно приехать.

- Я скоро вернусь, - бросил парень и скрылся за дверью.

Галя и ее родственницы прождали Алексея у знакомых до половины первого ночи, а затем вышли на улицу. Три женщины стояли и ежились от промозглого осеннего ветра еще полчаса. Потом дорогу осветили фары "восьмерки". Когда все сели к Алексею в машину, Галя поняла - муж где-то выпил. Но делать было нечего - до дома далеко, транспорт в это время уже не ходит.

Алексей, не снижая скорости, вывернул на главную дорогу и... оказался на встречной полосе. Галя помнит только вспышку света впереди, звуки разложились на отдельные составляющие. Как стало ясно позже, Алексей не уступил дорогу "мазде", летевшей по городу 150 километров в час, и две машины столкнулись лоб в лоб. Оба автомобиля снесло на обочину, они сбили столб, железный забор и бетонные блоки. Месиво из металла, стекла и людей остановилось в полуметре от большого бензобака, расположенного на территории заправки.

Удар иномарки пришелся как раз туда, где сидела беременная Галя. Она головой пробила отверстие в лобовом стекле и потеряла сознание - двигатель "Лады" оказался у нее под ногами. Галя очнулась уже на земле. Она слышала, как кричала сестра. Девушка попробовала пошевелить руками и ногами - слава Богу, все нормально. Но что-то подсказывало - с ней не все в порядке. Правая сторона лица будто онемела.

- Почему я не вижу правым глазом? - спросила Галина.

- Успокойся, все в порядке, - дрожащим голосом ответила сестра. Алексей вызвал "скорую" - Галю срочно увезли в больницу.

Врачи глазного отделения, увидев, в каком состоянии доставили девушку, застыли: такого они еще не видели. Лицо будущей мамы представляло собой одну большую рану с огромным количеством крови и лоскутами кожи. Нос полностью раздробило, а щеку осколками стекла вывернуло. Правый глаз чудом держался на зрительном нерве. Веко разрезало на три части. Один из осколков вошел в голову девушки совсем близко от виска. Требовалась немедленная операция. Но Соколова находилась на двадцатой неделе беременности, и давать ей наркоз врачи побоялись.

Чтобы остановить кровь, хирурги начали сшивать кусочки кровеносных сосудов.

- Ты что-нибудь видишь? - спросил врач и, получив отрицательный ответ, взялся за пинцет.

Раненую собирали буквально по частям, постепенно соединяя обрывки век и щеки. Девушка-хирург очень аккуратно шила лицо пострадавшей рассасывающимися нитками, чтобы потом на коже не осталось следов. Семь часов Галя провела на операционном столе. Кошмар неведения и адской боли охватил все сознание. Девушка хотела только одного, - чтобы с ее ребенком ничего не случилось. К девяти часам утра ад закончился. Чтобы продолжиться в другой больнице, в лоротделении. Туда Соколову не сразу приняли - боялись, но все-таки решились.

- Не волнуйся, будет не очень больно, - ободрили Галю врачи и... привязали ее руки к кровати. Здесь девушке восстанавливали нос.

- Какой он у тебя был до аварии?

- Такой же, - недоумевая, ответила Галя.

- Ну, таким он у тебя точно не был, - сказали женщины, намекая на его полное отсутствие.

Полторы недели Галя пролежала в больнице. К ней приходили родственники и друзья. Девушке стало невыносимо больно, когда она узнала, что ее Лешка ходит на футбол и отмечает праздники.

- Не расстраивайся, главное, ты жива, - успокаивала ее мама. - Это тебя Бог спас, за то, что аборт не сделала.

После операций девушку каждое утро приводили на перевязку. В один из дней осмотреть Галю подошел отоларинголог. Соколова взглянула в зеркальный рефлектор медицинского работника, и у нее закружилась голова - девушка рухнула прямо на руки врача.

Вскоре муж забрал Галю из больницы, чтобы отвезти ее к своим родителям, ведь за пострадавшей нужен постоянный уход. Свекровь то ли в шутку, то ли всерьез стала называть сноху "стеклянным заводом", заменив этим прозвищем старое - "наша Барби". Осколков в теле Галины оказалось много, последний вынули через месяц после аварии.

Когда девушка начала поправляться, молодые решили вернуться к себе. Первое время в семье все было по-прежнему, но потом начались отлучки Алексея "к маме", возвращения в три часа ночи. Супруг придирался к каждому слову своей, теперь уже некрасивой, суженой, кричал на нее и, видимо, получал удовольствие, унижая. Сердце Гали разрывалось от боли, она чувствовала, что их отношения катятся под откос с огромной скоростью. Глядя на себя в зеркало, она утешалась тем, что есть люди, которым еще хуже. Например, Галя вспомнила подругу, которая после аварии осталась обездвиженной. Ее благоверный ни разу не показался ей на глаза, оставил одну справляться с горем.

Галя находилась на седьмом месяце беременности, старалась не нервничать, но это, естественно, плохо получалось. Поэтому она почувствовала даже своеобразное облегчение, когда Алексей решил уйти.

- За свою машину я отсужу деньги, а ты восстанавливай лицо сама, - сказал любимый и хлопнул дверью.

Выйти на улицу девушка смогла только через полгода после ДТП.

Справиться с трагедией ей помогли родители, родственники и настоящие друзья. В марте 2002 года у Гали появилась Анна. И в первом часу ночи возле родильного отделения послышались зычные сигналы автомобиля. Невообразимый шум привлек внимание всех молодых мам. Галя тоже выглянула в окно и отшатнулась: среди кучи друзей стоял Алексей и кричал, что любит ее и дочь. В ночи раздавались хлопки и лилось шампанское. Восторги мужа не произвели на Галю впечатления.

- Нам не о чем разговаривать, - спокойно произнесла она и скрылась в помещении.

На следующий день свекровь позвонила родителям Гали и пожаловалась на нее.

- Алеша закрылся в ванной и плачет из-за того, что жена не показала ему дочь.

Алексей тоже звонил тестю с тещей, пытался связаться с женой.

- Ты предал меня один раз, предашь и второй. Я не буду с тобой жить, - окончательно решила Галя и подала на развод.

Ей предстояло пережить еще несколько операций и... суд. Алексей требовал, чтобы ему отдали дочь, на что судья заметила: "Вас самого еще нужно воспитывать".

После заседания была операция в Оренбурге и судебное разбирательство по дорожно-транспортному происшествию, в котором Соколова признали виновным и присудили выплатить бывшей жене 50 тысяч рублей.

- Самое ужасное - ходить на заседания, вспоминать все то, что прошло и так хочется забыть, - говорит Галя.

Кассационные жалобы Алексея не дали никакого результата - областной суд оставил решения в силе. Водителя "мазды" тоже обязали выплатить пострадавшей деньги. Но прошло уже три года с момента трагедии - никто из должников не дал Гале ни копейки.

Оплатить дорогостоящие пластические операции - за это время девушка делала их семь раз - помогли родственники.

- Сейчас все прошедшее я вспоминаю как страшный сон и фрагмент за фрагментом стираю из своей памяти, - произносит гайчанка.

Пока Галя носит солнцезащитные очки - на лице остались еще рубцы, и ей предстоит перенести еще несколько операций.

Когда в жизни все более или менее улеглось, девушка поступила в башкирский экономико-юридический техникум, хорошо его закончила, но свое призвание нашла в парикмахерском искусстве. Дочке Анне уже два с половиной года, она развита не по годам: ходит на фигурное катание, знает много современных песен и уверяет всех, что ей шесть лет. Для девочки ее мама - самый замечательный, близкий и дорогой человек на свете. Красивее ее нет.

Не так давно Галя познакомилась с Володей. Молодой человек долго ходил вокруг, видя, как ей тяжело после трагедии. Он старался поддержать Галю, помогал, не навязываясь и ожидая, когда ее сердце оттает. Сейчас Владимир для Гали - опора, он фактически заменил Анечке отца. Новый папа возит малышку в сад и на занятия, играет с ней дома. А когда приезжает из командировки, девочка со смехом бросается ему на шею.

- Летом мы с Анечкой подъезжали к кафе "Мороженое". Я заметила, что на остановке стоит бывшая свекровь и во все глаза смотрит на нас. Она-то думала, что я на всю жизнь останусь обезображенной, - усмехается Галя.

- Садись в машину, дорогая, - сказала она дочке и, закрыв за собой дверь серебристой "десятки", захлопнула воспоминания о подлости, трагедии и предательстве.

Оренбургская область

1 комментарий:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...